Александр Лэнг — незаурядный человек

Александр Лэнг — незаурядный человек, чем он прославился, чего добился он за неполных тридцать два года жизни, какое место принадлежит ему в истории географического открытия Африки?

Александр Лэнг

Томбукту — город на южной границе Сахары

Африка — прожженный солнцем континент. Время приближается к полудню. Солнце стоит почти прямо над головой, и только возле самых стен домов — узенькая полоска тени, куда инстинктивно прячутся и люди, и животные. Очень тихо. Здесь, в этой части города, нет автомобилей — им просто не проехать по узким, причудливо изгибающимся улочкам. Да и вообще машин в городе немного. Это Томбукту — старый город на южной границе Сахары, о котором веками ходили легенды в Европе. Сто лет назад он был одним из важнейших торговых центров Западной Африки. Торговля солью была основой благосостояния жителей, и приход азалая — соляного каравана был, пожалуй, главным событием в их однообразном существовании.

Суровый город… Кажется, что вокруг только два цвета: блекло-голубой неба и серовато-желтый песка. Песок покрывает улицы, песок в домах. И сами дома такого же, как песок, цвета. Пустыня наступает на город, и все вокруг покрыто налетом серой пыли.

Майор Александр Лэнг

Пыль покрывает и бронзовую доску над дверью дома на которой четко видны строчки английского текста:

«Майору Александру Гордону Лэнгу, 2-го Вест-Индского полка, первому европейцу, достигшему Тимбукту (эта форма названия принята в английской литературе) в 1825, павшему здесь в 1826 году. Установлена в его честь и в память о нем Лондонским Африканским обществом в 1930 году».

Мемориальная доска

Мемориальная доска на доме, в котором А. Лэнг жил во время пребывания в Томбукту

Об этом человеке можно было немногое узнать из разных справочников. Лэнгу не повезло: на большинстве карт Африканского материка маршруты его путешествий просто не показаны, и даже в специальном энциклопедическом справочнике «Африка» весь его поход к этому городу и трагическая гибель уложены всего в пять строчек.

Недалеко от дома Лэнга есть еще две мемориальные доски:

  • одна посвящена французскому путешественнику Ренэ Кайе,
  • другая — немецкому ученому Генриху Барту.

Оба они попали в Томбукту позднее Лэнга; Кайе — в 1828 г., Барт — в 1853 г. Но оба вернулись в Европу и опубликовали свои записки о путешествиях. Записи же Лэнга погибли вместе с ним, и сейчас восстановить историю его экспедиции можно только по немногим дошедшим до адресатов письмам, которые впоследствии были опубликованы.

Дважды за свою недолгую жизнь Лэнг был на пороге великого географического открытия: решения проблемы реки Нигер — проблемы, которая в те годы волновала большинство географов мира. И оба раза ему не удавалось переступить этот порог. Он не смог совершить открытия и, тем не менее, совершил подвиг. Целеустремленность и мужество, которые он проявил, кажутся незаурядными даже при сравнении Лэнга с его современниками, занимавшимися исследованием Африки (а в те времена это было занятие для сильных людей). В начале прошлого века люди еще не умели бороться с тропическими болезнями, и всякий европеец, отправлявшийся в глубинные районы Африки, должен был быть готов к тому, что ему не придется вернуться домой: трагические исходы африканских экспедиций были в те годы почти обычным делом.

Как стало известно позже, надпись на мемориальной доске не совсем точна — Лэнг был, вероятно, не первым европейцем, добравшимся до «столицы пустыни», он пришел сюда не в 1825 г., а годом позже, и убили его не в городе, а уже на обратном пути.

Первая и вторая экспедиция Лэнга внесли существенный вклад в историю географической науки, но действительное их значение выяснилось несколько десятилетий спустя. И поэтому этот незаурядный человек заслуживает того, чтобы о нем было известно более подробно. Тем более что в 1964 г. были опубликованы немногие сохранившиеся письма Лэнга, в которых вырисовывается характер сильного и смелого человека, одержимого жаждой открытий и готового ради этого пожертвовать всем, что у него было дорогого и близкого.

Лэнг — смелый и мужественныЙ человек

Первое, что приходит на ум, когда знакомишься с жизнеописанием Лэнга, это то, что имеешь дело с очень смелым и мужественным человеком. Смелость была чем-то само собою разумеющимся для всякого, кто в первые десятилетия XIX века решался посвятить себя исследованию Африканского континента. Но одной смелости для такого человека было бы слишком мало. Требовалось не просто без страха идти навстречу опасности, а быть всегда готовым к тому, что можешь потерпеть неудачу, и тогда придется все начинать сначала без колебаний и без жалоб, рассчитывая только на свои силы, потому что помощи ждать неоткуда. Короче говоря, нужно было иметь настоящее человеческое мужество.

Лэнг обладал огромной выдержкой

Но кроме мужества Лэнг обладал огромной выдержкой, которая дополнялась у него такой же физической выносливостью. Сейчас трудно представить себе, как он мог после нападения в Вади Ахнет добраться до резиденции Сиди Мухаммеда аль-Муктара — даже при нынешнем состоянии медицины его раны считались бы очень тяжелыми! Но он добрался, и не просто добрался, а с твердым намерением продолжить путь и успешно завершить эту трудно дававшуюся ему экспедицию.

Красивая пустыня

Малоприятные черты характера Лэнга

Но при всем желании невозможно говорить о Лэнге только в восторженных тонах — слишком сложен был этот действительно незаурядный человек, и многие его качества способны вызвать скорее всего горестное удивление. Уже говорилось о непомерном честолюбии Лэнга, о его нежелании выпускать из рук собранные материалы, о нетерпимости к другим исследователям — к Клаппертону, например. И именно из-за этих черт характера Лэнга не дошли до современников и безвозвратно пропали для науки (своим вкладом в которую Лэнг так гордился) его путевые материалы, представлявшие для тех лет исключительную научную ценность. Лэнг не хотел, чтобы кто-то смог, пусть даже в самой малой степени, воспользоваться плодами его трудов раньше, чем он сам; поэтому он отослал в Триполи только самое начало тех записей, которые вел с первого дня пути, поэтому же он практически не делился своими наблюдениями даже в письмах к самым близким друзьям. Вся же остальная часть записей погибла вместе с ним.

Конечно, эти малоприятные черты характера относились не к одному только Лэнгу. Надо отметить: он был сыном своего времени и своего общества, в котором индивидуализм был нормой поведения, а знания уже становились товаром и потому подчинялись в какой-то степени рыночным законам. И к этим общим для капиталистического общества особенностям развития человеческой личности Лэнг только добавил собственную шотландскую гордость

Лучшее в характере Лэнга

И все-таки Лэнг, однако, примыкал по своим убеждениям к передовым для своего времени слоям британской буржуазии — достаточно познакомиться с тем, как относился он к работорговле. А жажда открытий, жажда познания нового — разве эти черты людей конца XVIII — начала XIX в., современников французской революции, не относятся к лучшим чертам человеческого характера?

Главная научная заслуга Александра Лэнга

Главной научной заслугой Александра Лэнга навсегда останется то, что он установил невозможность впадения Нигера в Средиземное море. Потом он будет колебаться, будет отказываться от своего убеждения в том, что великая река Западной Африки впадает в Бенинский залив, причем отречение это будет вызвано мелкими и едва ли достойными серьезного исследователя мотивами. Но никто уже не сможет опровергнуть результаты его измерений высот в верховьях Нигера. Уже одного этого было бы достаточно, чтобы Лэнг занял почетное место в истории науки.

Лэнг ближе любого из своих предшественников подошел к истокам Нигера и первый попытался хотя бы приблизительно определить их местоположение. Честь открытия истока Рокелле также принадлежит ему.

Экспедиция в Африке

Отчет Лэнга о первой экспедиции и сейчас читается с живейшим интересом. В нем чувствуется внимательный наблюдатель, одинаково интересующийся и географией, и историей, и этнографией, наделенный хорошим юмором и талантом рассказчика. Уважение к людям, которых приходилось встречать во время этого путешествия, искренняя доброжелательность по отношению к ним — эти качества ярко проявлялись в поведении Лэнга. И даже сталкиваясь, как нередко бывало, с враждебным отношением африканцев, Лэнг понимал, что первопричина этого — пагубное влияние почти трехвековой европейской работорговли. И никогда не пытался возложить вину на какие-то извечные черты характера африканца. Этот человек имел достаточное моральное право возмущаться поведением Парка и его спутников, стрелявших в жителей прибрежных селений, мимо которых проплывала их лодка.

Заслуги Лэнга не сразу были признаны на его родине — в Англии. Парижское географическое общество сделало это гораздо раньше (в 1829 г. оно посмертно наградило Лэнга золотой медалью). Но только сейчас, когда опубликованы письма Лэнга, стало возможным по достоинству оценить его. И если попытаться сопоставить плюсы и минусы в его характере и его деятельности, то общий итог может получиться только положительный.

Наука в своем развитии знала гораздо больше неудач чем блистательных триумфов. Но люди, которых постигали неудачи, тоже заслужили уважение и почетное место в ее истории, потому что своим самоотверженным трудом, а нередко и собственной жизнью платили они за каждый шаг по бесконечной дороге познания окружающего мира. Незаурядность Александра Гордон Лэнга в том, что он был одним из таких людей.

 

Subscribe

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *