Где начинается и куда течет река Нигер

Где начинается и куда течет река Нигер, третья по величине река Африки? Пожалуй, в истории мировой науки найдется не много проблем, которые бы так долго занимали умы.

река Нигер

Проблема Нигера родилась ещё в V в. до н. э.

Геродот о путешествии на юг Африки

Грек Геродот, которого прозвали «отцом истории», рассказал о путешествии из Ливии на юго-запад Африки пятерых молодых кочевников из племени насамонов.

Насамоны отправились в путь, стремясь проникнуть как можно дальше на юг Африки. Они пересекли песчаные пустыни и достигли плодородной страны, изобиловавшей различными незнакомыми им растениями. Но здесь их захватили в плен какие-то малорослые люди с черной кожей, говорившие на непонятном им языке, и увели с собой. Пленники прошли через обширные заболоченные области, за которыми увидели большую реку, протекавшую с запада на восток; они обратили внимание на большое количество крокодилов в ее водах. После множества приключений молодые насамоны благополучно вернулись домой.

Ошибочное предположение Геродота, что Нигер приток Нила

Едва ли можно определенно сказать, происходило ли путешествие насамонов в действительности или это был вымысел. На основании рассказа Геродота в Европе впервые узнали о существовании в глубине Западной Африки большой реки, текущей с запада на восток. Но при этом Геродот совершил ошибку, понятную и оправданную при тогдашнем уровне знаний человека о мире, в котором он живет, но окончательно опровергнутую лишь в XIX в. О действительных размерах Африканского материка греки не имели представления, однако они уже достаточно хорошо знали Нил, в долине которого сложилась великая цивилизация Древнего Египта, — ей Греция была обязана многим. Естественно поэтому, что Геродот предположил, будто большая река, о которой шла речь в записанной им истории о путешествии насамонов,— западный приток Нила. И этот взгляд продержался больше двух тысячелетий.

Географические представления Геродота стали основой, на которой создавались карты внутренних районов Африки, появившиеся в сочинениях таких ученых древности, как римлянин Плиний Старший (I в. н. э.) и в особенности великий географ древнего мира Клавдий Птолемей. Именно карта Птолемея на многие века сделалась источником географических сведений для людей средневековья. Эта карта при всем ее несовершенстве для своего времени была крупнейшим научным достижением.

Культурное наследие Ближнего Востока

Знания, накопленные учеными античности, средневековая Европа получила главным образом в передаче арабских ученых: на Ближнем Востоке культурное наследие сохранялось куда лучше, чем в раннесредневековых государствах Европы, где всесильная католическая церковь с подозрением относилась к большинству памятников язычества, а замкнутое натуральное хозяйство феодального общества не очень-то побуждало к развитию географии. На Ближнем же Востоке в это время существовали огромные цветущие города с развитым ремеслом и оживленными торговыми связями.

Арабов привлекло географическое сочинение Птолемея

Понятно, что арабов привлекло географическое сочинение Птолемея. Уроженец Средней Азии, великий математик, Мухаммед ибн Муса ал-Хорезми в IX в. переработал «Географию» Птолемея, дополнив ее теми сведениями, какие арабы смогли накопить к этому времени. Через столетие некий Сухраб в свою очередь переработал «Книгу облика Земли» ал-Хорезми, дополнив и обогатив новыми чертами облик известной тогда части земного шара, нарисованный Птолемеем.

Вечерний Нигер

Но ни ал-Хорезми, ни Сухраб не внесли каких-нибудь существенных изменений в карту Западной Африки. Арабская география того времени была наукой «книжной» и строилась на античных и эллинистических теориях. А мусульманские купцы, к IX в. хорошо освоившие торговые пути в Ганукрупнейшее государство Западной Африки того периода, — не слишком интересовались природой этой части континента: торговые пути или товары, которые здесь можно было получить, поглощали все их внимание.

Накапливаются реальные знания о внутренних районах Африки

Но постепенно, по мере того как накапливались реальные знания о внутренних районах Африки, у арабских географов начинают усложняться и представления об этих областях. Конечно, это не означает, что они могли дать ясный ответ на вопрос, как, например, выглядят бассейны Нила и Нигера. Усложнение картины выражалось главным образом в появлении (начиная с третьей четверти X в.) в сочинениях арабских географов и на составленных ими картах наряду с привычным и прекрасно знакомым «Нилом Египта» еще нескольких Нилов: «Нила черных», «Нила зинджей» и др. При этом большинство арабских писателей как бы молчаливо придерживались старой точки зрения Геродота: для них связь Нила западноафриканского с Нилом египетским была само собой разумеющейся. Точно так же у них не возникло и сомнений относительно того, что «большая река» на карте Западной Африки («Страны черных») течет с запада на восток.

Противоречивые сведения о реках Нигере и Синегале

Но по мере продвижения мусульманских купцов к югу возникали осложнения: познакомившись с двумя разными реками — Нигером и Сенегалом, купцы, а вслед за ними и географы начинают их смешивать. Впервые такое смешение этих крупных западноафриканских рек появляется в «Книге путей и государств» испано-арабского географа и историка ал-Бекри в середине XI в. Сам ал-Бекри не был в Западной Африке, он описал ее по материалам богатых архивов Кордовы, где хранилось множество отчетов мусульманских купцов из разных городов Испании. Эти купцы больше всех других торговали с народами, жившими южнее Сахары. И ал-Бекри либо не обратил внимания на противоречие между разными документами, говорившими о большой реке в древней Гане и прилегающих странах (в одних документах утверждалось, что река течет с востока на запад, а в других — с запада на восток), либо, как это часто делали арабские историки и географы средневековья, привел без критики сведения и тех и других, положась на обычную в таких случаях формулу: «Аллах же лучше знает!»

Но если ал-Бекри просто зафиксировал противоречие, то великий географ ал-Идриси (XII в.) принял точку зрения, которая была прямо противоположна господствовавшей ранее. Он тоже смешивает Нигер и Сенегал, но его западноафриканский «Нил» течет уже только с востока на запад. Научный авторитет ал-Идриси оказался достаточно большим для того, чтобы эту ошибку (впрочем, одну из многих) закрепить на несколько столетий. Ее не смогло опровергнуть совершенно определенное свидетельство путешественника Ибн-Баттуты (XIV в.) о том, что «Нил черных» течет с запада на восток. А ведь Ибн-Баттута был первым из авторов арабских географических сочинений, который лично побывал на Нигере. При этом, будучи человеком практики, далеким от научных дискуссий, он твердо держался старой точки зрения: «Нил Египта» и «Нил черных» — одна и та же река.

Конечно, в глазах людей, причастных к географической науке, свидетельство простого купца не могло тягаться с мнением такого ученого, как ал-Идриси.

Лев Африканский видел Нигер

Больше того, даже когда через полтора столетия после Ибн-Баттуты области, лежащие вдоль Нигера, дважды посетил североафриканский путешественник и ученый ал-Хасан ибн-Ваззаз ал-Фаси, известный в Европе под именем Льва Африканского, авторитет ал-Идриси остался решающим. Лев Африканский не только видел Нигер своими глазами; он не раз плавал по нему и спустился по этой реке от Томбукту до Дженне. Уж он-то, казалось, не мог не знать, в какую сторону течет река! Но, к сожалению, в своем «Описании Африки», прославившем его имя, Лев Африканский не сказал ни одного слова о направлении, в котором течет Нигер. И это умолчание было воспринято как согласие с ал-Идриси.

Дети Африки

Два с половиной столетия книга Льва Африканского оставалась в Европе главным источником сведений об Африканском материке. И никому не приходило в голову опровергать мнение ал-Идриси о направлении течения Нигера. Конечно, нельзя сказать, чтобы совсем приостановилось накапливание сведений о географии внутренних районов Западной Африки. До европейских ученых доходили неясные слухи о существовании где-то далеко от побережья огромного озера, к которому можно пройти через земли народа хауса, то есть через нынешнюю Северную Нигерию. И крупный географ конца XVI в. Ортелий связал с этим озером — реальным озером Чад — течение Нигера. На его карте река начинается южнее экватора, пересекает его, впадает в Чад, а оттуда течет на запад, к некоему «озеру Губер». Пройдя это предполагаемое озеро, Нигер впадает в Атлантический океан в районе действительного устья Сенегала. Представления Ортелия интересны, между прочим, тем, что в них много вполне реального, но совершенно фантастически перемешанного материала.

Знания португальцев о Западной Африке

Португальцам, вероятно, уже в конце XV в. стало известно о существовании нескольких озер вдоль верхнего течения Нигера выше Томбукту — озера Дебо, Фагибин, Танда и др. Стало известно кое-что и о богатых хаусанских городах дальше к востоку; одним из важнейших среди них был Гобир. И в 1564 г. на карте итальянца Джакомо ди Кастальди появляется в глубине Западной Африки огромное «озеро Губер» (кстати, впервые о Губере европейцы узнали все из того же «Описания Африки» Льва Африканского). «Озеро Губер» исправно воспроизводили на своих картах все, кто занимался географией Африки вплоть до конца XVIII в. И почти все это время продолжали считать Нигер и Сенегал одной рекой. Правда, в этих ошибочных взглядах имелась и определенная положительная сторона: уже не смешивали Нигер с Нилом, и само название «Нигер» начиная с XVI в. прочно обосновывается на европейских картах.

Расширение географических знаний об Африке

Но в целом расширение географических знаний об Африке в период между появлением в 1550 г. первого итальянского издания «Описания Африки» и первой экспедицией Мунго Парка в середине 90-х годов XVIII в. шло гораздо медленнее, чем в начале эры Великих географических открытий XV — первой четверти XVI в. Открытие Америки и успешное проникновение европейцев в районы Южных морей привели к тому, что ведущая роль в хозяйстве Европы перешла от стран Средиземноморья к странам Атлантического побережья. Одновременно с этим захват почти всей Северной Африки Османской империей способствовал еще большему ослаблению привычных контактов Южной Европы с Ближним Востоком. А в самой Африке основные связи с европейцами передвинулись на западное побережье: отсюда в Новый Свет отправлялся главный экспортный товар — рабы для плантаций и рудников. Африка превращалась, по словам К. Маркса, в «заповедное поле охоты на чернокожих».

Работорговля

В поисках новых источников этого страшного товара европейские мореплаватели довольно быстро обследовали Атлантическое побережье Африки и нанесли его на карту достаточно точно. Но с глубинными областями дело обстояло иначе. Поскольку рабов доставляли на побережье африканские правители, европейцу не было необходимости отдаляться от береговых рынков и проникать вглубь континента. Кроме того, работорговля была настолько прибыльна для самих африканских правителей, что они едва ли благожелательно восприняли бы проникновение европейцев вглубь страны. Поэтому трудности и препятствия на пути тех, кто пытался хотя бы немного отойти от прибрежных фортов-факторий, были велики.

Какое-то время это положение более или менее устраивало европейских купцов и африканских вождей. Но во второй половине XVIII в. обстоятельства начали быстро изменяться. В странах Европы все более укреплялись позиции тех, кто стремился запретить работорговлю. Этому способствовали многие причины, и не последнюю роль играло стремление британских купцов и промышленников воспрепятствовать развитию экономики бывших североамериканских колоний, которая в большей мере строилась на массовом использовании плантационного рабства.

В Англии победила промышленная революция

В то же время в Англии окончательно победила промышленная революция; капиталистический способ производства стал безраздельно господствующим в экономике страны. Окрепшая британская буржуазия нуждалась в новых источниках сырья, новых опорных пунктах во всех частях света. После успешного для Англии окончания в 1763 г. Семилетней войны вопрос о владении Индией был решен в пользу англичан. Колониальные интересы Британии передвигались из Северной Америки и Вест-Индии на восток. Но это вовсе не означало ослабления внимания к другим районам земного шара. Не случайно как раз в это время в Англии необычайно быстро растет интерес к географическим исследованиям заморских земель и в числе этих земель Африка занимает одно из первых мест.

Но открытий можно было ждать лишь при определенном уровне организационной и финансовой поддержки исследовательских предприятий. Что же, британская буржуазия была и достаточно богата, и достаточно предприимчива, и достаточно дальновидна, чтобы оказать такую поддержку своим соотечественникам, которые бы решились взять на себя нелегкий труд изучения неведомых земель.

Создание Африканского общества

В 1788 г. в Лондоне было организовано Африканское общество (общество по содействию открытия внутренних областей Африки). Характерно, что, объявляя о создании общества, его основатели специально обращали внимание на то, что европейские представления о внутренних районах Африки почти полностью основаны на сведениях, которые сообщили ал-Идриси и Лев Африканский. И на первое место среди подлежащих разрешению задач было поставлено определить где начинается и куда течет Нигер. В сообщении об учредительном заседании общества было сказано:

«Течение Нигера, места его истока и окончания и даже существование его как самостоятельной реки до сего времени не определены».

Таким образом, с конца XVIII в. начинается планомерное исследование внутренней Африки.

Уже в первый год своего существования общество направило в Африку двух исследователей, которые должны были пересечь континент в разных направлениях. Первому, Джону Ледьярду, предписывалось пройти «с востока на запад по широте Нигера». Второму, Саймону Лукасу, нужно было

«пересечь пустыню Сахару, продвигаясь от Триполи к Феццану»,

а затем возвратиться в Англию

«через Гамбию или через Гвинейское побережье».

Ни Ледьярду, ни Лукасу не удалось выполнить этих заданий. Первый умер, не успев даже выехать из Каира, а второй, высадившись в Триполи в октябре 1788 г., не мог дождаться прекращения войны, которая велась между кочевыми племенами, жившими вдоль главной караванной дороги на Феццан. А без этого нечего было и думать о путешествии. В июле 1789 г. Лукас возвратился в Англию. Тогда руководители общества решили испытать другой путь к Нигеру — через Гамбию (этот путь был более коротким, хотя они еще не знали об этом).

Путешествие Хаутона в Африку

Именно отсюда начал свое путешествие в глубинные районы Африки отставной майор Хаутон, несколько лет прослуживший в колониальных войсках на побережье Западной Африки. В ноябре 1790 г. он двинулся от устья Гамбии на восток с заданием посетить

«города Томбукту и Хауса»

. Ему удалось достигнуть области Бамбук в верховьях Сенегала, и Хаутон надеялся добраться до Томбукту. Но, переправившись через Сенегал, недалеко от нынешнего малийского города Ниоро, Хаутон погиб.

Научные результаты экспедиции Хаутона, несмотря на его гибель, были очень важными. Хаутон установил:

  • что Нигер течет с запада на восток.
  • В его известиях из Африки содержалось подтверждение что река в своем среднем течении проходит через области, населенные народом хауса.

Но в то же время открытие Хаутона способствовало возрождению старой ошибки представлению, будто Нигер и Нил одна и та же река. Сам Хаутон считал, что у Нигера и Нила один источник, и, хотя не все географы того времени были согласны с этой точкой зрения, данных, чтобы ее опровергнуть, у них не было.

Гибель Хаутона приостановила на несколько лет попытки использовать западный путь к Нигеру. Не так-то просто, видимо, было найти человека, который согласился бы снова пойти на верную смерть в неисследованных просторах африканской земли.

Экспедиция Мунго Парка

И только в 1795 г. обществу предложил свои услуги молодой шотландский врач Мунго Парк.

Он в мае 1795 г. отправился из устья Гамбии тем же путем, что и Хаутон. Ему потребовалось больше года, чтобы дойти до города Сегу (в современной Республике Мали), где он впервые увидел Нигер. Это было 20 июля 1796 г.

«Я,— писал Парк,— с огромным удовольствием увидел главную цель моей экспедиции — величественный Нигер, о котором столь долго думал, широкий, как Темза у Вестминстера, сверкающий на утреннем солнце и текущий на восток»

.

Парк был первым европейцем нового времени, увидевшим собственными глазами, что река, все-таки, течет с запада на восток (данные Хаутона основывались на многочисленных расспросах местных жителей, хорошо представлявших себе действительную картину). Конечно, это был большой успех. Впрочем, не меньшим успехом было и то, что Парку удалось возвратиться в Англию и в 1799 г. опубликовать отчет о своем путешествии. К книге была приложена объемистая записка крупнейшего географа Англии того времени Джеймса Реннела, посвященная научным итогам путешествия Парка. В ней Реннел выдвинул гипотезу о том, что Нигер впадает в «обширные озера» в восточной части Африки, откуда излишки воды испаряются благодаря большой площади водного зеркала. Теория эта получила почти всеобщее признание.

Записи Фридриха Хорнемана

Однако отдельные исследователи предпочитали по-прежнему считать, что Нигер соединяется с Нилом. О впадении Нигера в Нил говорилось и в присланных из Феццана дневниках Фридриха Хорнемана — молодого немецкого ученого, которому Африканское общество предложило попытаться подойти к Нигеру с севера. Последние записи в дневнике, который вел Хорнеман, где содержится предположение о соединении Нигера с Нилом, относятся к апрелю 1800 г., после чего сведений о Хорнемане не поступало. Позже стало известно, будто он сумел достигнуть государства Нупе на нижнем Нигере и там погиб.

После большого успеха экспедиции Парка наука располагала лишь гипотезами относительно истоков Нигера и его устья. И подтвердить или опровергнуть их могли только новые путешествия. К этому времени в организации географических исследований английских ученых в Африку произошла существенная перемена. Под нажимом английской буржуазии, заинтересованной в открытии новых рынков, в планирование и финансирование экспедиций решительно включается британское правительство.

Вторая экспедиция Мунго Парка

Список правительственных экспедиций открыла вторая экспедиция Мунго Парка, отправившаяся в Африку из Англии в январе 1805 г. Парку следовало достигнуть Нигера и спуститься по нему до устья, где бы таковое ни оказалось. Путешественник собирался повторить свой маршрут, которым он прошел десять лет тому назад. Он намеревался построить в Сегу судно и отправиться вниз по течению реки (именно с этой целью он включил в состав экспедиции плотников-судостроителей). Всего в состав группы Парка вошло сорок четыре европейца и один африканец-проводник. Пожалуй, этот выбор спутников в немалой мере предопределил трагическую неудачу всего предприятия: в последнем письме Парка, написанном им в ноябре 1805 г., сообщалось, что в живых осталось лишь пятеро европейцев — непривычный климат и тропические болезни сделали свое дело. И хотя Парку удалось пройти вниз по Нигеру больше полутора тысяч километров (до города Буса в современной Нигерии), экспедиция завершилась полной катастрофой: на порогах около Бусы погибли Парк и трое уцелевших к тому времени его спутников. Никаких научных результатов экспедиция не дала. Все записи Парка погибли вместе с ним.

Дети купаются в р. Нигер

Перед отправлением Парка во вторую экспедицию была выдвинута новая гипотеза о том, что Нигер и Конго — одна река (в начале XIX в. европейским морякам известно было только устье третьей великой реки Африки, хотя первые португальские корабли достигли этого устья больше чем за триста лет до этого). Проверить гипотезу о том, что Нигер и Конго одна река, британское правительство попробовало в 1816 г.

Экспедиция капитана Такки

Экспедиция капитана Такки должна была подняться вверх по Конго, а вторая экспедиция, которую возглавил майор Педди, пройти к Нигеру и спуститься по его течению. Но почти все участники обеих экспедиций во время путешествия погибли от болезней, и эти экспедиции тоже остались безрезультатными. Тогда в Англии на какое-то время отказались от попыток пройти к Нигеру со стороны океана, и на первый план вновь выступило северное направление.

Экспедиция Ритчи и Лайона

Уже в следующем году из Триполи двинулась на юг экспедиция Ритчи и Лайона, задачей которой было достигнуть Томбукту. Но и ей не удалось это сделать. Путешественники добрались только до Мурзука, центра области Феццан: здесь Ритчи умер, а Лайону, попытавшемуся продолжить путь, вскоре пришлось вернуться из-за нехватки средств. Однако Лайон, расспросив большое число африканцев, в той или иной форме причастных к караванной торговле через Сахару, пришел к заключению, что воды Нигера соединяются с великим Нилом Египта.

Экспедиция доктора Аудни

Первая успешная попытка в исследовании внутренних районов Западной Африки со стороны Средиземноморского побережья принадлежит экспедиции, отправившейся в путь в 1821 г. Ее возглавил доктор Аудни, в экспедицию входили майор Денэм и лейтенант флота Клаппертон. Выйдя из Триполи, экспедиция после долгих месяцев борьбы с суровой природой и препятствиями, которые чинили кочевавшие по пустыне воинственные племена, добралась до озера Чад. Правда, это нисколько не приблизило Денэма и его товарищей к решению проблемы Нигера, хотя Денэм и очень надеялся, что решение будет найдено именно здесь. Но уже то, что впервые европейцы достигли озера Чад, было немалым событием.

Денэм остался в государстве Борну на берегах Чада, а Клаппертон и Аудни двинулись на запад, намереваясь обследовать области народа хауса и, если удастся, добраться до Нигера. Но в Кано — крупнейший из городов хауса — прибыл один только Клаппертон; Аудни умер в дороге. В Кано Клаппертон впервые услышал, что Кворра (так здесь называли Нигер) впадает в океан в стране йоруба (на юго-западе нынешней Нигерии), куда приходят европейские суда. Правда, сама по себе эта мысль не была неожиданной: ведь еще в начале века о такой вероятности писал немецкий географ Карл Рейхард. Но тогда его точка зрения не встретила поддержки: считалось, что путь к Бенинскому заливу реке преграждает цепь гранитных гор.

Закат на р. Нигер

Из Кано Клаппертон двинулся дальше на запад. В Сокото, столице только что созданного народом фульбе огромного султаната, его тепло принял султан Мухаммед Белло. В беседах с европейцем султан подтвердил, что по большой реке действительно можно добраться до моря. Однако же на карте, которую Мухаммед Белло начертил для своего гостя, Нигер соединялся с Нилом, причем во избежание недоразумения к карте было дано пояснение:

«Это река Кворра, которая достигает Египта и которая называется Нилом».

Сейчас трудно сказать, чем можно объяснить неожиданное противоречие между словами султана и его картой: преклонением перед традиционными представлениями мусульманских географов или трезвым политическим расчетом. Ведь Мухаммед Белло располагал достаточной информацией для того, чтобы опасаться проникновения англичан в свою страну. Султан вполне представлял себе, что помимо потери преимуществ от посредничества в торговле проникновение в его страну соотечественников гостя может привести к неприятным политическим последствиям. Недаром во время второго визита Клаппертона в Сокото в 1827 г., ему было сказано:

«Если англичан слишком поощрять, они непременно явятся в Судан один за другим, пока не укрепятся достаточно, чтобы захватить страну… как они сделали в Индии, которую вырвали из рук мусульман».

Пожалуй, яснее сказать было трудно.

Как бы то ни было, к Нигеру Клаппертона не пустили. Ему пришлось возвратиться в Борну. Оставшийся здесь Денэм тоже собирал сведения о Нигере и услышал подтверждение, что эта река сливается с Нилом. Таким образом, экспедиция, несмотря на свой несомненный успех, не установила главного — где начинается и куда течет Нигер: ни исток, ни устье Нигера по-прежнему не были найдены. В 1824 г. Денэм и Клаппертон возвратились на родину. После их путешествия в известной мере укрепилась ошибочная точка зрения относительно соединения Нигера и Нила.

А ведь по существу к этому времени уже было неопровержимо доказано, что сливаться с Нилом Нигер не может, независимо от того, в каком направлении он течет. Причем доказано это было не умозрительно, а строго экспериментально, на основании барометрического измерения абсолютной высоты наиболее вероятного места истока великой западноафриканской реки.

Человека, сделавшего это открытие, звали Александр Гордон Лэнг. Правда, книга, в которой он сообщает об этом открытии, вышла в свет только в 1825 г. — через год после возвращения Денэма и Клаппертона в Англию, а свои измерения Александр Лэнг произвел в 1822 г., находясь в первой экспедиции во внутренние районы Африки.

 

Subscribe

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *