Возникновение общества

Мы рассказали, как под влиянием труда сформировался человек. Наша дальнейшая задача – ознакомить читателей с начальной историей трудовой деятельности людей, приведшей к возникновению общества.

Возникновение общества

Чтобы изучить сравнительно недавнее время, ученый обычно обращается в библиотеку и в архивы, где хранятся письменные документы. Изучая их, можно не только восстановить образ жизни разных народов, но даже воскресить отдельные события и назвать их участников.

Но эпоха, о которой сохранились письменные документы, ограничивается всего лишь несколькими тысячелетиями. Да и то касаются эти документы только тех народов, у которых в прошлом имелась письменность. Вся же история человечества, как нам уже известно, исчисляется сотнями тысяч лет. Вполне понятно поэтому, что здесь библиотечные архивы бессильны что-либо вскрыть. Их заменяет земля, в которой погребены не только костные остатки людей, но и орудия труда, предметы быта, рассказывающие о жизни людей, изготовлявших эти орудия труда и пользовавшихся ими.

Весь огромный период, в течение которого проходило формирование человека из обезьяны, то есть от возникновения обезьяночеловека до появления «готового человека» – кроманьонца, принято именовать древнекаменной эпохой, или палеолитом (от слов: «палайос» – древний, «литос» – камень). Названа эта эпоха так потому, что тогда люди пользовались каменными да изготовленными из костей и рогов животных орудиями. Нет сомнения, что люди того времени пользовались также деревом. Но оно истлело, сгнило и не сохранилось. Эпоху палеолита делят обычно на две стадии: раннего и позднего палеолита.

Эпоха раннего палеолита

Люди эпохи раннего палеолита (обезьянолюди и неандертальцы) вели стадный образ жизни. Они не возводили себе жилищ и располагали свои стоянки под навесами скал или в естественных пещерах, которые им приходилось отвоевывать у водившихся в те времена страшных хищников.

В поисках пищи формировавшиеся люди бродили по обширным горным, степным и лесным пространствам. Любая личинка, съедобный корень, луковица или наземный плод с жадностью пожирались на месте их находки. Не брезговали, конечно, наши далекие предки и падалью. Впрочем, и такая пища не всегда имелась в изобилии, и часто приходилось подолгу бродить с пустым, урчащим желудком. И все же древние наши предки при всей их слабой вооруженности в борьбе с суровыми условиями жизни ухитрялись охотиться на крупных травоядных животных.

В этом убеждает нас нахождение на некоторых неандертальских стоянках костей даже таких животных, как мамонт. Вообще надо думать, что для древнейших людей охота на крупных животных была более доступна, чем на мелких. Чтобы убить мелкое наземное животное или птицу, требуется наличие лука и стрел, силков, капканов и т. п. Ловля рыбы требует сетей и специальных крючков. Охота же на крупных животных не требует таких орудий. Она могла осуществляться при помощи облав и загона животных в овраги, выход из которых запирался группой охотников. Животные могли также сгоняться к обрывам скал, с которых, если не все, то хотя бы некоторые из них срывались, падали вниз и разбивались.

Охота на крупных животных могла, наконец, проводиться при помощи огневых облав: безлесная степь зажигалась с подветренной стороны с таким расчетом, чтобы заставить пасущиеся на ней стада животных бежать в определенном направлении – к обрывистым речным берегам и оврагам, где они становились добычей охотников. Подобные приемы охоты еще до последнего времени практикуются у культурно отсталых народов, например у австралийцев, папуасов и других, а это свидетельствует о возникновении общества.

Надо сказать, что даже те крайне несовершенные каменные орудия, какие имелись у людей раннего палеолита, были в значительной мере приспособлены для нужд охоты. Это осколки кремня с острыми и режущими краями. Такими орудиями, конечно, невозможно убить какого-либо зверя. Зато эти кремневые орудия вполне пригодны для свежевания убитых животных, разрезания шкур и очистки их от мездры (остатков мяса). Встречаются еще более крупные кремневые орудия, получившие название «ручных рубил». Однако ими ни рубить, ни колоть что-либо невозможно. Некоторые считают, что «ручные рубила» употреблялись для выкапывания из почвы кореньев, личинок и прочего, что могло быть использовано в качестве пищи.

Ручное рубило (вид с двух сторон)

Охота на животных сыграла огромную роль в эволюции человека и формировании общества. Энгельс был, несомненно, прав, когда считал, что без мясной пищи не сформировался бы «готовый человек». Мясная пища содержит все вещества, необходимые для поддержания жизни. Использование огня дало возможность лучше усваивать мясо. Охота на животных, распространенных во всех климатических зонах, дала возможность и человеку широко расселиться по Земле.

Но самым важным является то, что охота на крупных животных способствовала развитию общественной жизни формировавшихся людей. Первобытная охота требовала наличия значительного количества людей, крепко сплоченных в коллективы. В таких объединениях смирялись дикие инстинкты первобытных дикарей, которые вынуждены были подчинять свои личные полуживотные побуждения общим интересам.

Пойти против интересов и воли коллектива значило быть убитым. Даже если бунтарю и удавалось избежать кровавой расправы бегством, то и тогда он не был гарантирован от смерти: жизнь в одиночестве обрекала дикаря на лишения и полуголодное существование и делала его беззащитным в борьбе с хищными животными. Таким образом, охота отыграла большую роль в возникновении общества.

Первобытное объединение формировавшихся людей – стадо – явилось переходной ступенью к собственно человеческому обществу. Последнее, как писал Энгельс, появилось одновременно с появлением на Земле «готовых людей» – кроманьонцев, или людей эпохи позднего палеолита.

Эпоха позднего палеолита

Орудия кроманьонцев несравненно более разнообразны, чем неандертальские, что свидетельствует не только о возникновении общества, а и о его развитии. Люди позднего палеолита были искусными мастерами по обработке кремня, кости и рога животных. В их инвентаре мы находим наконечники для копий (дротиков), копьеметалки, шилья, а также куски камня и мамонтовой кости с выдолбленными в них углублениями наподобие чаш. Все ученые сходятся на том, что это жировые светильни, употреблявшиеся для освещения темных пещер.

Культурные остатки позднего палеолита дают основание утверждать, что основным занятием кроманьонцев была охота на крупного зверя. Конечно, некоторое значение имело и собирание растительных продуктов. Находимые в редких случаях костяные крючки свидетельствуют также о том, что кроманьонцы начинали заниматься и рыбной ловлей.

Кремниевые и роговой наконечники дротиков (копий) кроманьенцев

В настоящее время в распоряжении ученых накопился огромный материал, дающий возможность довольно отчетливо представить себе образ жизни и труда людей раннего и позднего палеолита. Особенно богатый материал для этого дают широко развернувшиеся изыскания советских археологов.

Среди открытых советскими учеными палеолитических стоянок особенно выделяются две, где, помимо орудий труда и костей животных, обнаружены костные остатки неандертальцев.

Костяные иголки кроманьонцев и кремниевая точилка для них

Первая из этих стоянок обнаружена в 1924 году Г. А. Бонч-Осмоловским в пещере Киик-Коба, в Крыму, в 25 километрах к востоку от Симферополя. На дне пещеры оказались кости правой голени и обеих стоп взрослого неандертальца и несколько в стороне плохо сохранившийся скелет ребенка в возрасте около одного года. Там же было раскопано большое количество грубо обработанных кремневых орудий.

В пещере Киик-Коба обнаружено также значительное количество костей животных – гигантского оленя, дикого осла, кабана, сайги, песца, волка. Следует думать, что киик-кобинская стоянка является одной из наиболее древних в Европе.

Еще больший интерес представляет стоянка, открытая А. П.Окладниковым в 1938 году в пещере Тешик-Таш в Байсунском районе Узбекской ССР.

;

В этой пещере оказалось значительное количество костей, в том числе череп неандертальского ребенка лет девяти. Там же найдены грубо обработанные кремневые орудия и кости некоторых животных и среди них много рогов горных козлов, на которых охотились тешик-ташские неандертальцы.

Кремневый резец древнекаменной эпохи

Тешик-ташская находка имеет мировое научное значение, так как она разрушила распространенное среди некоторых зарубежных ученых мнение о том, что Средняя Азия не была заселена неандертальцами.

Тешик-ташская находка интересна и в другом отношении. Среди антимарксистски мыслящих ученых распространено мнение, что не труд, а холод являлся основным фактором формирования человека. Это утверждение исходит из того, что неандертальцы жили в Европе в ледниковую эпоху, когда температура была намного ниже, чем теперь, и животные, на которых охотились неандертальцы, были иные. Не будь холода, заявляют сторонники ледниковой теории, не было бы и самого человека.

Тешик-ташская находка опрокинула и этот домысел. Оказывается, что в то время, когда в Средней Азии жили неандертальцы, там не было оледенения и климат и животный мир были почти такими же, как в настоящее время. Выходит, что в Европе и Азии в различных природных условиях жили одинакового вида люди, изготовлявшие одинакового типа орудия. Следовательно, не климат, а труд, как писал Энгельс, был основным фактором эволюции человека.

Первые данные о тешик-ташской находке были опубликованы видным советским антропологом Г. Ф. Дебецом еще в 1938 году. Подробное же изучение и описание этой находки осуществлено коллективом Научных работников в Институте антропологии Московского университета во главе с профессором М. А. Гремяцким. Сборник «Тешик-Таш», в котором опубликованы результаты изучения этой ценной находки, удостоен в 1950 году высокой награды – Сталинской премии.

Голова неандертальского ребенка

Скульптура головы неандертальского ребенка, сделанная по черепу, найденном в стоянке Тешик-таш (Узбекистан). Работа М. М. Герасимова, музей антропологии Московского университета.

Череп тешик-ташского ребенка был найден раздробленным примерно на сто пятьдесят кусков. Восстановил его антрополог-реконструктор М. М. Герасимов. Им же на основе восстановленного черепа создан для Музея антропологии Московского университета скульптурный портрет тешик-ташского ребенка. Заметим кстати, что Герасимовым: восстановлен облик и других ископаемых людей древнекаменной эпохи, а также исторических лиц. Труд Герасимова «Основы восстановления лица по черепу» также удостоен в 1950 году Сталинской премии.

Среди некоторых иностранных реакционных ученых распространена теория, утверждающая, что неандертальцы не являются предками кроманьонцев, что оба эти вида людей жили одновременно. Согласно этой теории, кроманьонцы – «высшая» порода людей. Они пришли в Западную Европу, истребили неандертальцев и сами осели там. Остатки же неандертальцев под натиском кроманьонцев ушли из Европы в Африку и Азию, где и дали начало современным народам этих стран.

Советским антропологам принадлежит заслуга разоблачения этой фальшивой теории. Ими открыт и описан ряд находок, составляющих переход от человека неандертальского вида к современному. Такие находки были обнаружены на Северном Кавказе (Подкумок), возле Москвы (Сходня), на Волге (Хвалынск) и возле Днепропетровска на Украине.

Подобные же промежуточные находки обнаружены в Чехословакии и в Палестине. Неандертальский череп из пещеры Схул в Палестине, например, имеет выступающий вперед подбородок, как и у современного человека. Отметим также, что иногда встречаются черепа современных людей, несущие на себе некоторые ослабленные неандерталоидные черты.

Надо, наконец, указать, что костные остатки неандертальцев обнаруживаются в более древних слоях земли, чем кроманьонские. Никогда неандертальские и кроманьонские находки не были обнаружены в одном и том же слое. Это опровергает измышления реакционных ученых, пытающихся подорвать учение об обезьяньем происхождении современных людей и доказать, что они будто бы не имеют ископаемых предков. Как видим, возникновение общества происходило не локально, а в разных регионах.

Не меньшая заслуга принадлежит советским археологам в деле изучения образа жизни людей эпохи позднего палеолита. Достаточно указать, что за последние тридцать лет в СССР разведано и раскопано примерно триста стоянок позднего палеолита. Остановим наше внимание на двух из них.

В 1946 году совместной экспедицией Музея антропологии Московского университета и Института истории материальной культуры Академии наук СССР под руководством М. В. Воеводского (1903–1948) была открыта недалеко от Курска стоянка люден позднего палеолита, раскопка которой продолжалась в течение 1947–1949 годов. Расположена стоянка на берегу небольшой речки Рагозны (приток реки Сейм), где ныне находится село Авдеево.

Кремниевое орудие, найденное на стоянке Авдеево

На авдеевской стоянке люди поселились еще в ледниковую эпоху, примерно тридцать-сорок тысяч лет назад. В это время с севера двигался огромный ледник, покрывавший большую часть Восточной Европы. По определению геологов, толщина льда в некоторых местах доходила до 2 километров. Южная часть ледника заканчивалась двумя «языками», двигавшимися по долинам рек Дона и Днепра.

Стоянка Авдеево находилась несколько южнее ледниковой границы. Климат здесь был суровый. Местность представляла собой тундру, переходящую в засушливую степь. Неглубоко от поверхности почвы залегала вечная мерзлота. Тем не менее животные, на которых охотились люди того времени, водились здесь в изобилии.

Дело в том, что по мере продвижения ледника с севера, которое продолжалось в течение десятков тысячелетий, растительность скуднела, а потом и вовсе погибала под ледяным покровом. Что касается животных, то не приспособившиеся к наступившим климатическим изменениям вымерли, а остальные постепенно уходили все дальше на юг, приноравливаясь к новым условиям жизни. Таким образом, территория, расположенная к югу от ледника, представляла собой как бы заповедник, в котором скопилось много различных животных. Здесь во множестве водились мамонты, шерстистые носороги, северные олени, мускусные овце-быки, бурые медведи, волки, песцы, дикие лошади и другие.

Охота кроманьонцев на диких лошадей

Авдеевская стоянка имела примерно пятнадцать землянок, расположенных по краям растянутого круга (эллипса). Каждая землянка представляла собой неглубокую яму размером до 4 квадратных метров. Поверх каждой такой ямы устраивался остов из мамонтовых бивней и крупных костей других животных. Этот остов, по-видимому, покрывался шкурами, которые истлели и не сохранились.

Не все землянки были жилыми. Судя по обнаруженным в них культурным остаткам, можно предполагать, что часть землянок служила складскими помещениями для запасов пищи и шкур, которые накоплялись после каждой удачной охоты. Это была общественная собственность. Исходя из всего количества жилых землянок и их размеров, следует думать, что авдеевская стоянка состояла примерно из сорока-пятидесяти оседлых охотников.

Среди орудий труда, обнаруженных на авдеевской стоянке, имеются кремневые ножевидные пластинки, долотца, резцы, сверла. Найдены также изделия из мамонтовой кости – так называемые тесла, применявшиеся, по-видимому, в качестве землекопалок, проколки, лощила, шилья. Имеются украшения в виде специально изготовленных подвесок и просверленных зубов животных. На стоянке оказалось также несколько женских фигурок из мамонтовой кости.

Не меньший интерес представляет позднепалеолитическая стоянка Талицкая, названная по имени открывшего ее в 1938 году М. В. Талицкого (1906–1942), погибшего в борьбе против гитлеровских захватчиков. Находится стоянка Талицкая в районе Северо-западного Урала, на реке Чусовой, недалеко от города Молотова. Стоянка Талицкая, позже изучавшаяся некоторыми другими советскими учеными, дала обильный археологический материал. Это было становище полуоседлых охотников, задерживавшихся здесь в течение нескольких лет.

На стоянке обнаружены очажные ямы, заполненные углем сожженных костей, главным образом мамонта и шерстистого носорога. Обнаружены также кости диких лошадей, северных оленей, косуль, песцов и некоторых других животных.

Стоянка Талицкая свидетельствует о том, что уже примерно двадцать пять тысяч лет назад люди широко расселились по нашей земле, проникнув далеко на север.

Хотя в эпоху позднего палеолита люди уже переходили к оседлому образу жизни, они все же ни земледелием, ни скотоводством еще не занимались, и основным их занятием была охота на крупных животных. Но имеется некоторое основание предполагать, что в это время уже появилась собака (прирученный волк в одних местах и шакал – в других), которая, возможно, была не только сторожем стоянок, но и сопровождала человека в его охотничьих странствиях.

 

Subscribe

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *