Буран на острове

Буран   на острове  Аральского   моря Барса-Кельмес может начаться совершенно неожи­данно. Не велик заповедный остров, но он оправдан­но  носит  мрачное  название:   «Пойдешь — не  воро­тишься».

Начало бурана

Однажды научный сотрудник заповедника с двумя егерями возвращался в санях на централь­ную усадьбу. Небо заволокли тучи. Ветер стих. Не­смотря на полдень, нигде не было видно ни одной птицы. Табунок сайгаков пробежал в стороне, направ­ляясь к песчаным барханам на побережье. Все стихло. — Буран   сейчас    начнется! — заметил    старик егерь, тревожно озираясь и понукая лошадь. Он про­жил на острове более десяти лет.

Усадьба заповедника была уже близко, до нее оставалось не больше двух километров. Домики было хорошо видно. Поэтому никто не придал значения тревоге егеря.

Вдруг с моря дохнул ветерок. Порыв за порывом делались сильнее.

Буран на острове
Буран на острове

Полетели сначала редкие снежин­ки, и неожиданно снежный ураган неистово засвистел на острове. Все скрылось в снежных вихрях. В не­скольких шагах ничего не стало видно. Это произо­шло невероятно быстро.

Люди в снежном плену

С полчаса ехали без особой тревоги, направляя лошадь туда, где скрылись в снежной завесе построй­ки. Но время шло, а усадьбы заповедника не было. Страх заблудиться и замерзнуть около дома все уве­реннее  заползал  в душу  каждого.  Растерявшиеся люди направляли лошадь то в одну сторону, то в дру­гую. Лица заиндевели. Руки и ноги стали коченеть. Ружье где-то выпало из саней, и теперь нечем было время от времени тыкать в снег: если бы под нами оказался лед, значит, надо скорей поворачивать назад: иначе мы незаметно могли бы оказаться на льду моря и уехать от берега.

Лошадь остановилась, тяжело дыша. Она начала выбиваться из сил, таская сани по рыхлому снегу в разные стороны.

— Замерзнем так, однако. Давайте отпрягать коня и пустим его: он сам лучше нас найдет дорогу, а за ним пойдем и мы! — сказал старик егерь.

Лошадь находит дорогу

Так и сделали. К хомуту привязали вожжи, взя­лись за них и отпустили коня. Он сразу повернул обратно и пошел, навострив уши, совсем не туда, ку­да, казалось, всем надо было идти.

Вскоре из снежных вихрей проглянуло темное пятно. Это была конюшня — лошадь уверенно приве­ла не только к усадьбе, но даже к дверям своей ко­нюшни.

Буран на острове
Лошадь нашла дорогу

К утру буран утих. Кузнец отправился откапывать вход в кузницу. Она была в сторонке от домов усадь­бы. Неожиданно он вернулся с ружьем в руках. Оно торчало из сугроба. Значит, вчера проехали между кузницей и усадьбой, не заметив их!

 

Получать интересное на почту

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *