Лекарственные растения в народной медицине

Согласно имеющимся в нашем распоряжении данным о лечебных средствах фармакопеи 33 государств, к моменту окончания второй мировой войны в них было описано сырье 849 видов растений. В послевоенные годы в связи с появлением антибиотиков, синтетических и гормональных препаратов, конкурирующих с лекарственными растениями, число их во многих фармакопеях несколько сократилось.

Однако некоторые страны, в особенности Индия и Япония, напротив, значительно обогатили этот ассортимент в результате экспериментального изучения ряда новых растений местной флоры и выявления их лечебной ценности. Среди них — некоторые виды герани, воробейника, магнолии, шелковицы, Черноголовки, копытня, дудника, хохлатки, сыти, пиона, гортензии, бархата и др.

Лекарственные растения в народной медицине

Изучение опыта использования растений и растительных препаратов в научной медицине зарубежных стран — наиболее легкий и экономичный путь пополнения арсенала лечебных средств отечественного здравоохранения. Несомненно, что воспроизведя или несколько видоизменив и углубив чьи-либо опыты, легче добиться желаемого результата, чем начинать с нуля, с первичного поиска объектов нужного нам типа действия.

Препятствием к широкому использованию некоторых данных восточных медицин служит то, что сырьем для многих рекомендуемых ими средств являются тропические и субтропические растения, не растущие в странах СНГ. Поэтому целесообразнее осваивать в первую очередь ресурсы нашей отечественной флоры. В связи с этим изучение опыта эмпирической медицины народов стран СНГ, и прежде всего наиболее обширного и богатого опыта русской народной медицины, представляет для нас первоочередную задачу.

Гортензия

В отечественных источниках первые указания о медицинском использовании растений имеются уже в одном из древних памятников русской культуры «Изборе Святослава». К началу XII в. относится специальная рукопись о лекарственных растениях — «Мази», автор которой Евпраксинья — внучка Владимира Мономаха. Ряд руководств по траволечению примерно в то же время был составлен монахами, прибывшими из греческого Афонского монастыря в Киевско-Печерскую лавру вскоре после ее основания. Некоторые сведения о лечебных свойствах сибирских растений можно обнаружить в письмах и рапортах («отписках») первых русских землепроходцев — С. Дежнева, В. Атласова, В. Пояркова, Я. Хабарова и других. Однако эти документы не всегда поддаются расшифровке.

Большую ценность представляют архивные отчеты и специальные публикации знаменитых русских путешественников-натуралистов XVIII в.— Д. Г. Мессершмидта, И. Г. Гмелина, И. П. Лепехина, П. С. Палласа, С. П. Крашенинникова, Г. Стеллера, И. И. Георги и др. Интересные сведения о сборе и использовании сибирских лекарственных растений удалось обнаружить в переписке томского (1668 г.) и якутского (1669 г.) воевод и их служилых людей с канцелярией царя Алексея Михайловича.

Но наибольшую ценность представляют имеющиеся в литературе данные о результатах специальных исследований народной медицины в последней четверти XIX в.— начале XX в., когда она совершенно не была затронута влиянием научной медицины. Большинство этих работ выполнено на достаточно высоком научном уровне этнографами, краеведами и другими исследователями народного быта. Растения и болезни, при которых они использовались народом, названы в этих работах довольно точно или легко могут быть расшифрованы. В дальнейшем, с проникновением врачебной помощи во все уголки нашей страны и с использованием населением различных литературных и рукописных лечебников, началось снижение самобытности и объективной ценности данных народной медицины, поскольку она постепенно стала превращаться в медицину псевдонародную.

Медицинский опыт различных народов

В наше время сведения по народной и псевдонародной медицине собирают путем опроса населения во время экспедиционных обследований определенного района или через сеть корреспондентов, сообщающих народно-медицинские сведения. Экспедиционный метод позволяет ботаникам и врачам провести опрос и выявить специфику не только лечащих, но и лечащихся народными средствами лиц, точно установить название болезни и используемого растения, органа, рецептуру и результат лечения.

Однако в наше время более быстрое выявление новых перспективных растений следует ожидать не от дальнейшего сбора народно-медицинских сведений, а прежде всего от сложной и трудоемкой работы обобщения и разностороннего анализа уже накопленной обширной информации по этому вопросу.

Выполнение таких работ позволит выявить разнообразные пути и методы воздействия лекарств из растений на организм больного и здорового человека, организовать не случайный, а целенаправленный поиск новых средств в определенных, рекомендуемых эмпирической медициной направлениях. К сожалению, подобные работы по обобщению и анализу народно-медицинского использования растений различных регионов стран СНГ, различных континентов весьма немногочисленны.

Так, известный исследователь народной медицины — ботаник и врач Л. А. Уткин (1931 г.) собрал путем личного опроса населения и в результате изучения литературных источников сведения об использовании в народной медицине 387 видов растений Сибири. В 1948 г. вышла работа С. С. Сахобиддинова, содержащая данные о лечебных свойствах 413 видов растений Средней Азии, а в 1975 г.— наша сводка «Лекарственная флора советского Дальнего Востока», заключающая сведения о медико-биологической активности 974 видов растений этого региона.

Во Всесоюзном научно-исследовательском институте лекарственных растений (ВИЛР) только в результате изучения писем, присылаемых в институт населением, собраны сведения о народно-медицинском использовании более 1000 видов растений флоры бывшего СССР. Сотрудница Гарвардского университета (США) Сайри Райе только на основании изучения записей, имеющихся на этикетках, хранящихся в гербариях, собрала свыше 3500 сведений о народно-медицинском использовании многих растений Южной и Центральной Америки. Разнообразные данные об этом собрал также известный ботаник и этнограф Гарвардского университета Э. Шультес, проживший многие годы среди индейцев Бразилии.

За последние годы появились обширные сводки по эмпирическим медицинам народов Вьетнама, МНР, Мексики, Индии, Китая, Западной, Южной и Восточной Африки, Кореи, Ирана, Ирака, опубликованы тибетско-латинско-русский словарь лекарственных растений индо-тибетской медицины, «Фармакопея восточной медицины», переводы на русский язык основных руководств по арабской медицине — трудов Абуали Ибн Сины и Беруни.

Вышли в свет монографии Петра Димкова, содержащая около 10 000 рецептов болгарской народной медицины, и супругов Животич об эмпирической медицине народов Югославии. Однако по большинству стран и народов мира подобные сводки по прежнему отсутствуют. Мет, например, столь нужной современной монографии об эмпирической медицине народов СССР и даже по русской народной медицине. Нет сводки о лекарственных растениях, используемых всеми индейскими племенами Северной и Южной Америки. В результате подобных пробелов мы до сих нор не имеем обобщающей современной сводки о лекарственных растениях всех времен и народов.

Опубликованная в 1898 г. по этому вопросу непревзойденная до сих пор по своему замыслу и полноте монография профессора Юрьевского (Тартуского) университета Георга Драген-дорфа, содержащая сведения более чем о 10 000 видов растений, в настоящее время, конечно, значительно устарела, и ее номенклатура, по-видимому, может бьпь удвоена. Ведь в одной сводке Хартвелла (Hartwell, 1971) приводятся данные о народномедицинском использовании только в качестве противоопухолевых средств 1432 родов, заключающих свыше 5000 видов растений!

Отсутствие обобщающей сводки по эмпирической медицине затрудняет всеобъемлющий поиск в мировой флоре растений интересующего нас действия, проведение сравнительно этнографических сопоставлений, позволяющих прогнозировать степень достоверности и объективной ценности сообщаемых народно-медицинских сведений. А наибольшую ценность представляют не отдельные сообщения, а именно вся сумма информации о данном растении. Она позволяет анализировать имеющийся материал в целом, исключить случайные и ошибочные данные, отделить крупицы ценного народного опыта от суеверий, заблуждений и религиозных предрассудков.

Аналогичное использование растения многими народами обычно отражает объективно присущие ему свойства. Такое растение, если его медико-биологические свойства совпадают с запросами современной медицины в новых лечебных препаратах подобного действия, признается особенно перспективным и подлежит первоочередному углубленному изучению.

Например, герани в качестве вяжущих, а молочаи в качестве слабительных средств применяли жители Кавказа, Сибири, Японии и Индии. Побеги водяники черной (шикши) в качестве стимулирующего и тонизирующего нервную систему средства использовали народы Кавказа и Забайкалья, а близкий ему вид — водянику красную аналогично применяли индейцы Чили и жители Фолклендских островов. Можно было смело предсказать, что подобные свойства гераней и водяники подтвердятся экспериментально. Так оно и оказалось в действительности!

Герань

Проведя сравнение номенклатуры и направлений медицинского использования растений народами Восточной Азии и Северной Америки, было выявлено многочисленные факты поразительного совпадения применения тех же или близких видов разными народами. Лишь в немногих случаях одинаковое использование растения аборигенами Сибири и Северной Америки можно объяснить общностью их этногенеза, преемственностью народномедицинского опыта. Установлено, что ряд видов (калипсо, хвощ луговой, чина приморская, любисток Гультена, толокнянка, хамедафна и др.), находящих у народов Азии медицинское применение, имеет у индейцев и эскимосов Северной Америки лишь пищевое значение.

Сравнение данных эмпирической медицины разных народов важно не только потому, что вычленяет самые важные и достоверные сведения, но и позволяет наметить наиболее перспективные маршруты для поисков новых лекарственных растений на той или иной территории. В частности, подобный анализ позволил нам еще в 1950 г. начать широкие поисковые работы в Приморском крае и Приамурье.

Перспективность поиска здесь новых лекарственных растений обосновывалась нами не только флористическим богатством местной флоры и ее неизученностью с позиций современной научной медицины, но также и соображениями историко-этнографического порядка. Здесь в течение целого столетия русская и украинская эмпирическая медицина обогащалась опытом коренного населения — нанайцев, удэге, ульчей и других малых народов Дальнего Востока, а также общением с отходниками из Китая и Кореи, имеющими многовековой опыт траволечения.

Все сказанное выше свидетельствует о том, что для полной мобилизации «медицинского потенциала» какой-либо флоры недостаточно данных одной лишь эмпирической медицины. В любой флоре можно ожидать выявление растений не известных ни народной, ни научной медицине, но обладающих ценными целебными свойствами. Вот для того чтобы свести к минимуму подобные «сюрпризы», прибегают также и к другим методам поисков новых лекарственных растений. На некоторых из них мы и остановимся в следующих статьях нашего блога о здоровье.

 

Subscribe

One thought on “Лекарственные растения в народной медицине
  1. Природа создала человека и позаботилась о поддержании его здоровья с помощью лекарственных растений, только надо уметь читать мудрую книгу природы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *