Медико-биологическая активность растений

О медицинской перспективности растения или содержащихся в нем веществ можно судить лишь после успешных клинических испытаний, позволяющих рекомендовать применение лекарства из растений при тех или иных заболеваниях в качестве лечебного или профилактического средства. Все клинические испытания в нашей стране разрешаются лишь после успешного окончания экспериментальных медико-биологических исследований, проводимых на лабораторных животных.

Медико-биологическая активность растений

Экспериментальные фармакологические и химиотерапевтические исследования не только позволяют избежать рискованных экспериментов на человеке (которые в СССР были запрещены!), но и значительно ускоряют темпы поисковых работ, ибо позволяют быстрее охватить исследованиями в разных направлениях большее число лекарств из растений. Следует отметить, что, к сожалению, далеко не всегда удается заменить поиски растений, обладающих нужной нам биологической активностью, поиском определенных химических соединений, т. е. заменить медико-биологический скрининг химическим скринингом.

Назрела острая необходимость разработки новых тестов медико-биологических исследований, в том числе упрощенных методов, которые можно широко применять в поисковых экспедициях. Применяемые сейчас методики предварительных фармакологических исследований довольно сложны, и провести их в полевых условиях пока удается лишь в небольших масштабах. Обычно же сырье перспективных лекарственных растений собирают и посылают в один из центральных институтов, где и испытывают их действие на различные системы органов подопытных животных.

Сердечные гликозиды, например, испытывают на изолированном сердце лягушки: смотрят, как изменяется характер и ритм сокращения сердца под влиянием гликозидов, содержащихся в растении, при каких дозах и в какой фазе работы сердца (систоле, диастоле) наблюдается его остановка и др. Бывает и так, что растение содержит большое количество активных веществ, а фармакологическим действием такие вещества не обладают. Если подействовать такими неактивными гликозидами на сердце лягушки, то оно не изменит ритма и амплитуды сокращений. Такие растения, естественно, отбрасывают, а растения и вещества, у которых удается обнаружить интересующую нас фармакологическую активность, передают на углубленное изучение. В будущем, вероятно, предварительную фармакологическую и химиотерапевтическую оценку растений будут производить прямо в экспедиции, как сейчас делают предварительные химические анализы. Но пока это доступно лишь очень немногим экспедициям.

Итак, фармакологический, химиотерапевтический и онкологический скрининг, т. е. массовые анализы растительного сырья и растительных препаратов с помощью экспресс-методов как в стационарных, так и в экспедиционных условиях, — один из самых перспективных методов обнаружения растений, обладающих медико-биологической активностью.

Чтобы не пропустить каких-либо ценных лечебных свойств растения, следует исследовать его хотя бы на минимальное количество важнейших обязательных тестов. При этом эффект изучаемого препарата бывает совершенно различным в зависимости от используемой лекарственной формы и путей его введения в организм: через рот (перорально), внутривенно, подкожно, внутримышечно, в виде клизм, ингаляций, втираний, припарок, компрессов и др.

Например, многие эффективные лечебные средства не проявляют своего действия при введении через рот, так как разрушаются желудочным соком еще до всасывания в кровь. В результате может создаться неверное впечатление о неэффективности изучаемого препарата, в то время как речь должна идти лишь о неудачном выборе лекарственной формы и путях введения лекарства в организм или неверной дозировке. Нельзя забывать классического примера с ревенем, который в малых и больших дозах обнаруживает совершенно противоположное — слабительное или вяжущее (противопоносное) действие.

Анализируя данные эмпирической медицины и сведения о химическом составе растений, исследователь отбирает интересующие его перспективные объекты, подходя к ним с различных точек зрения: по фармакодинамике (а в некоторых случаях даже по механизму действия), болезням и симптомам, локализации заболевания в различных частях или различных системах организма, по различным категориям больных (женщины, дети, лица пожилого возраста и др.).

При этом самая трудная задача, стоящая перед исследователем, — наметить возможности наиболее эффективного медицинского использования каждого растения или получаемого из него лекарства. Чаще всего мы должны базироваться на аналогиях, на имеющихся данных о народно-медицинском использовании или результатах фармакологического и химического изучения близкородственных растений, а также сходных по своему составу химических веществ.

Ботаник, по тем или иным соображениям предложивший для изучения новое лекарственное растительное сырье, и даже фармаколог или химиотерапевт, изучивший его действие на животных, лишь в общих чертах могут представить себе детали терапевтического действия изучаемого препарата.

Эти специалисты вместе с химиками прогнозируют лишь общие направления его возможного медицинского применения. Дальнейший же успех нового препарата в значительной мере зависит от опыта, знаний и интуиции врачей, занимающихся его клиническим испытанием.

 

Subscribe

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *